Выборы и референдумы     |      Информационное обеспечение   
Интернет-портал / О Чукотке    

Наши координаты:
© Избирательная комиссия Чукотского автономного округа, 689000, Чукотский автономный округ г. Анадырь, ул. Тевлянто, д.8, 
тел.(8-42722) 2-21-21, 2-23-93, факс 2-81-24  e-mail: chukizbircom@chukotnet.ru

 

 

Главная страница
Выборы 2017
   О Чукотке
  * Анадырский район
  * город Анадырь
  * Билибинский район
  * Городской округ Эгвекинот
  * Провиденский городской округ
  * Городской округ Певек
  * Чукотский район
Избирательные комиссии
Образование избирательных округов
Выборы и референдумы
Архив выборов и референдумов
Численность избирателей
Документы избирательной комиссии
Законодательство о выборах и референдумах
Информационное обеспечение
Новости
Повышение правовой культуры
Раздел для молодежи
Политические партии
Работа с обращениями граждан
Судебная практика
Контрольно-ревизионная служба
Соглашения Избирательной комиссии Чукотского автономного округа
Антикоррупционная деятельность
Использование при голосовании на выборах, референдумах комплексов обработки избирательных бюллетеней и средств видеонаблюдения и трансляции изображения
Обучение
Карта сайта

              ЧУКОТСКИЙ АВТОНОМНЫЙ ОКРУГ

 

Регион

 

Чукотский автономный (до 1980 г. — национальный) округ образован 10 декабря 1930 г. Статус самостоятельного субъекта Федерации имеет с 17 июня 1992 г. Статус подтвержден в 1993 г. решением Конституционного Суда Российской Федерации.

 Площадь территории округа — 737,7 тыс. км2, что составляет 7 % общей площади районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Округ занимает территорию суши между низовьями Колымы на западе и мысом Дежнева на  Чукотском полуострове, а также острова: Врангеля, Айон, Аракамчечен, Ратманова, Геральда и другие. На суше регион граничит с Республикой Саха (Якутия), Магаданской областью и Камчатской областью. От штата США Аляски Чукотка отделяется Беринговым проливом.

ЧАО расположен на крайней северо-восточной оконечности материка Евразия, врезаясь клином между Тихим и Северным Ледовитым океанами. Омывается Восточно-Сибирским, Чукотским и Беринговым морями.

Крайняя южная точка Чукотки — мыс Рубикон (62° с.ш.); северная — мыс Шелагский (70° с.ш.); западная – левобережье низовьев р.Омолон (158 о в.д.); восточная — мыс Дежнева, являющийся одновременно восточной оконечностью России и всей Евразии (170° з.д.).

Большая часть Чукотки расположена в восточном полушарии, Чукотский полуостров – на западном полушарии, а около половины ее территории — за Полярным кругом.

 

Климат

 

Климат Чукотки очень суров. Местные старожилы шутят, что один месяц в году погода на Чукотке стоит плохая, два — очень плохая, а девять — скверная.
Зимой в западных континентальных областях Чукотки температура воздуха достигает нередко 44-60° ниже нуля. В восточных районах свирепствуют особенно сильные ветры, снежная пурга продолжается порой много дней подряд. Лето очень короткое, дождливое и холодное, в отдельных местах снег даже не успевает растаять. Вечная мерзлота залегает повсеместно и начинается очень неглубоко от поверхности.

Особенности климата Чукотки обусловлены ее расположением на крайней северо-восточной оконечности Евразии — в зоне влияния двух океанов, со сложной атмосферной циркуляцией, существенно различающейся в теплое и холодное время года.

В зимний период Чукотку покрывает область повышенного давления, с которой сталкиваются циклоны европейско-азиатского фронта, арктические антициклоны и южные циклоны. Это приводит к тому, что погода на Чукотке резко меняется даже в короткие промежутки времени: мороз с умеренными и сильными северными ветрами внезапно сменяется сырой, относительно теплой погодой с сильным снегопадом или пургой.

В летние месяцы над относительно прогретой сушей преобладают области пониженного давления, над Тихим океаном — антициклоны, над побережьем Северного Ледовитого океана — циклоны европейско-азиатского фронта и холодные массы арктического воздуха. В результате взаимодействия этих циркуляционных факторов также происходит частая смена погоды: теплой на холодную, иногда с заморозками. В любом летнем месяце может начаться снегопад.
В короткий промежуток времени здесь ветры северных румбов сменяются на южные, при этом средняя скорость ветра составляет 5-12 м/с, а при порывах достигает 40 м/с. Почти ежегодно отмечаются единичные порывы ветра скоростью 50-60 м/с.

Среднегодовая температура воздуха на Чукотке повсеместно глубоко отрицательная: от — 4,1°С (мыс Наварин) до — 14°С на побережье Восточно-Сибирского моря (Рауча). Однако от восточной вершины чукотского «клина» на запад континентальность климата быстро растет, и на сравнительно небольшой территории Чукотки средние температуры июля варьируются от +4 до +14°С, января — от — 18 до — 42°С.

Экстремальность климата, как известно, нарастает на континентах Северного полушария в целом с юга на север и с запада на восток, достигая, таким образом, своего максимум на крайней северо-восточной оконечности Евразии — Чукотке.
И действительно, Чукотка держит многие климатические рекорды: здесь наименьший для этих широт радиационный баланс, максимум дней без солнца (о. Врангеля), минимум часов солнечного сияния (северо-восточное побережье), максимум среднегодовой скорости ветра и повторяемости штормов и ураганов в России (мыс Наварин).

Суровый климат Чукотки существенно отражается на жизненном укладе населения. В зимний период из-за сильных пург и морозов количество нерабочих дней составляет 10-15, а на арктическом и беринговоморском побережье превышает в общей сложности месяц.

 

 

Ландшафт

 

В общих чертах облик Чукотки сформировался еще к началу оледенений четвертичного периода. И сегодня здесь можно видеть тот же пейзаж, что предстал глазам русских первопроходцев: убедительно простые очертания побережий и гор, словно резцом вырезанные прямые долины, свободные просторы низменностей, как будто вливающихся в бескрайнее море…

В географическом смысле Чукотка — это достаточно цельная пространственная система, главными факторами которой являются положение в высоких широтах, низкогорный рельеф и окружение морями. Определяющая симметрия Чукотки — симметрия обращенного на восток клина между двумя океанами.
Главным стержнем клиновидной симметрии Чукотки является Анюйско-Чукотское горно-тундровое нагорье (высшая точка — 1887 м.). Это водораздельная область между бассейнами Тихого и Северного Ледовитого океанов. Нагорье состоит из ряда хребтов, прорезанных широкими сквозными долинами.

Центральную часть округа занимает сильно заболоченная Анадырская низменность. К северо-западу от нее расположено Анадырское плоскогорье, от которого радиально расходятся важнейшие хребты и речные бассейны. Крайний юг округа охватывается северными отрогами другого крупного нагорья — Корякского. Юго-западную часть Чукотского автономного округа занимает окраина Юкагирского плоскогорья с высотами от 500 до 700 м. На севере вдоль морских побережий — Чаунская и Ванкаремская низменности.

Преобладают горно-тундровые почвы. На низменностях распространены глеевые, глеево-болотные и торфянисто-глеевые почвы; по долинам рек и подлиственничным редколесьям — глеево-подзолистые почвы. Для сельского хозяйства наиболее пригодны аллювиальные и торфяно-подзолистые почвы речных долин, бассейн реки Анадырь.

Чукотка отличается уникальным многообразием современных и реликтовых льдов. Это и мощные пластовые залежи, и ледяные жилы вертикальной протяженностью до 50 м, и подземные льды каменных глетчеров. Кроме того, нередко встречаются погребенные остатки древних ледников, инъекционные льды бугров пучения и разнообразные пещерные льды.

Моря Чукотки и поверхностные воды суши представляют собой огромный комплекс природных ресурсов. Характерными особенностями шельфовых морей Чукотки являются тяжелая ледовая обстановка, штормы, туманы, сильные приливные течения.

Восточно-Сибирское море — наиболее холодное из Чукотских морей, его температура редко превышает +2°С.

Чукотское море — самое восточное из морей, омывающих северное побережье Евразии. Плавучие льды покрывают его большую часть года. Осенью штормовые ветры способствуют появлению волн высотой до 7 м., при этом часто образуются торосы высотой до 5-6 м.

Берингово море — самое теплое из морей, омывающих Чукотку. Ледовый режим Берингова моря более благоприятен для судоходства, чем режим арктических морей.

Реки Чукотки относятся к бассейнам морей Северного Ледовитого и Тихого океанов. В гидрологическом отношении изучены слабо. Наиболее крупная из рек — Анадырь, площадь бассейна которой — 150 тыс. кв. м. (1/5 всей площади Чукотки), а длина — 1117 км.

Для рек округа характерен длительный ледостав (7-8 месяцев), неравномерность стока, высокие и быстрые паводки, промерзание многих водотоков до дна и широкое развитие наледей. Большинство рек относится к горным.

Анадырь впадает в Берингово море; основные ее притоки - Белая, Майн, Танюрер. Колыма впадает в Восточно-Сибирское море; главные притоки - Омолон, Большой и Малый Анюй.

Крупные озера — Красное, Эльгыгытгын, Пекульнейское.

 

Флора и фауна

 

Экстремальность и разнообразие климатических условий определили особые формы разнообразия животного и растительного мира Чукотки. На первый взгляд, растительность здесь очень бедна. Для северной, северо-восточной и восточной части территории округа типичен ландшафт горных и арктических тундр с мелкими, прижатыми к земле кустарничками, травами, мхами и лишайниками. На удалении от побережий морей характерны тундры с неприхотливой кустарниковой ольхой и кедровым стлаником, осокой и пушицей, голубикой и брусникой. На континентальной части Чукотки в долинах рек произрастают чозениево-тополевые леса вперемежку с березой, разнообразной кустарниковой растительностью, красной и черной смородиной, междуречные пространства заняты даурской лиственницей.

Между тем эта растительная скудость скорее видимая: на Чукотке произрастает свыше 900 видов высших растений, более 400 видов мхов и столько же лишайников. Уникальная для всех арктических территорий планеты флора острова Врангеля — самого северного участка суши Чукотки — насчитывает не менее 385 видов растений, что значительно больше, чем флора любого равновеликого острова в зоне Арктики.

Чукотский автономный округ находится в нескольких природных зонах, и потому его растительный покров весьма разнообразен. Здесь можно выделить зону арктической пустыни (куда входят острова Врангеля и Геральд, а также узкая полоса суши вдоль побережья Северного Ледовитого океана), зону типичных и южных гипоарктических тундр и лесотундры (Западная Чукотка, Чукотской полуостров, Нижнеанадырская низменность, южная часть бассейна реки Анадырь и Беринговский район), а также зону лиственничной тайги (бассейны рек Анюй и Омолон).

Не менее разнообразен и животный мир Чукотки, который принадлежит типичному «арктическому комплексу» с центром в Аляске и достаточно уникален для Российского Севера, поскольку многие виды арктической фауны дальше Чукотки на запад не распространяются.

В Беринговом море обитает 402 вида рыб (65 семейств), причем из них 50 видов и 14 семейств — промысловые. Объектами промысла служат также 4 вида крабов, 4 вида креветок, 2 вида головоногих моллюсков. Около 30 видов пресноводных рыб обитает во внутренних водоемах округа, добываются же, в основном, лососи, гольцы и сиги, а также хариус, корюшка, щука, чир и налим.

Многочисленны птицы: тундровые куропатки, утки, гуси, лебеди; на побережье — кайры, гаги и чайки, образующие «птичьи базары». Всего их насчитывается около 220 видов.

Водятся здесь белый и бурый медведи, северный олень, снежный баран, соболь, рысь, волк, песец, росомаха, горностай, бурундук, заяц-беляк, лисица, ондатра, норка и др.

Моря богаты морским зверем: моржом, нерпой и китами.

Много насекомых: комаров, мошек, слепней.

В Красную книгу Российской Федерации занесены белый медведь и снежный баран, морские млекопитающие нарвал, горбач, финвал, сейвал, серый и синий киты, малый полосатик, а также 24 вида птиц.

В округе действуют природный заповедник «Остров Врангеля», природно-этнический парк «Берингия», государственный зоологический заказник республиканского значения «Лебединый», государственные природные заказники регионального (окружного) значения «Автоткууль», «Туманский», «Тундровый», «Усть-Танюрерский», «Чаунская губа», «Теюкууль», «Омолонский».

Кроме того, на территории Чукотского автономного округа находятся 20 памятников природы регионального значения.

 

ИСТОРИЯ ЧУКОТКИ

 

 

Чукотка в древности

 

Десятки тысяч лет назад, в эпоху древнекаменного века, на Чукотку пришли первые люди. Это были первобытные охотники из более южных областей Центральной и Восточной Азии.
В те времена тундростепи Северо-Восточной Азии и Аляски были соединены перешейком и представляли собой единый природный регион Берингия, где росли леса и паслись стада мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов, северных оленей.

В отличие от загадочной и  мифической Атлантиды, Берингия, ушедшая под воду около 10 тыс. лет назад, — историческая реальность. Происходило это постепенно: по мере таяния колоссальных ледниковых толщ последнего Великого оледенения уровень мирового океана повысился до 150 метров, и обширная равнина между Чукоткой и Аляской была затоплена. С тех пор на ее месте плещутся волны Берингова и Чукотского морей.

Сегодня подводная Берингия интересует археологов прежде всего в связи с проблемой первоначального заселения Американского континента: в илистых отложениях морского дна они рассчитывают найти следы первопроходцев каменного века на их пути из Азии в Америку. Между тем в распоряжении ученых уже имеется достаточно доказательств того, что заселение некогда безлюдного Американского континента происходило по Берингийскому мосту через Чукотку и Аляску. Предки индейцев, эскимосов, алеутов, а затем и чукчей, оставили на чукотской земле множество памятников своей самобытной истории.

Ранние памятники

Примерно 10 тыс. лет назад льды освободили долины и плоскогорья Чукотки, Северной Америки и Берингии, которая медленно погружалась в воду. Океанские волны захлестывали ее огромные пространства. В результате движения земной коры два океана — Ледовитый и Тихий — сомкнулись, образовав Берингов пролив, а два континента — Евразия и Америка — были разъединены.

Наступило заметное потепление. Вымерли мамонты и другие крупные животные ледниковой эпохи, за исключением северных оленей. В истории Чукотки наступил переломный период: от охоты на мамонтов люди перешли к охоте на северных оленей, рыболовству, а затем и морскому промыслу. Это был переход от древнекаменного века — палеолита — к новокаменному — неолиту.

Десятки обнаруженных археологами древних стоянок сохранили в своих отложениях кремниевые наконечники стрел и копий, ножи и скребки с двусторонней оббивкой и ретушью. Наиболее ранними из этих стоянок являются Ананайвеем (примерно 8400 лет назад) на одноименной реке и Коолень IV (около 6 тыс. лет назад) на озере Коолень недалеко от пос. Уэлен. Более поздние стоянки десятками обнаружены на берегах горных коротких, но полноводных рек Чукотского полуострова.

Судя по археологическим находкам, древнейшие обитатели континентальной Чукотки вели полуоседлую жизнь, что обуславливалось недостаточностью транспортных средств и невозможностью в условиях холодной тундры быстро и часто обзаводиться новым жильем. Нарты, упряжные олени и собаки появились на Чукотке сравнительно недавно, а в то время, если охотничьи или рыбные угодья внезапно истощались, случалось, вымирали целые племена, как это произошло с юкагирами на р. Омолон, когда олени внезапно изменили привычные пути миграции.

Жизнь у кромки морского льда

Истоки морского зверобойного промысла на Чукотке восходят едва ли не к тому времени, когда кончился ледниковый период и вымерли мамонты. Оказавшись в крайне тяжелых условиях, люди стали приспосабливаться к суровой окружающей среде.

Раскопки древних поселений и могильников показывают, что уже с середины I тыс. до н.э. хозяйство жителей побережья Берингова пролива основывалось на развитом зверобойном промысле. Основной особенностью арктической культуры зверобоев является их приспособленность к морю: глухая, остроумно скроенная непромокаемая меховая одежда, полуподземные жилища, построенные из китовых костей, пологи из оленьего меха, отапливаемые жирниками, незатопляемые быстроходные каяки и большие легкие байдары из моржовой кожи, поворотные гарпуны с соскакивающими наконечниками и многие другие хитроумные изделия из камня и кости.

Став искусными охотниками на моржа, нерпу, кита, оленей, белых медведей и других животных и птиц, эти люди сумели не только выжить, но и научиться чувствовать себя комфортно и счастливо там, где для уроженцев средних широт жизнь возможна только благодаря могуществу современной техники и использованию богатого опыта аборигенов Севера.

В 1975 году советские ученые совершили первую археологическую экспедицию на о. Врангеля — остаток суши древней Берингии. Обнаруженные ими на острове свидетельства древнейшей культуры, связанной с морской охотой, имели много общих черт с древнейшими палеоэскимосскими культурами арктической Америки. По углю из кострища удалось достаточно определенно датировать открытую исследователями приморскую культуру очень древним временем — II тыс. до н. э. Это самая древняя в Азии палеоэскимосская культура.

Так приоткрылась еще одна страница удивительной истории аборигенов Крайнего Севера. В то время, когда еще не было ни Рима, ни Афин, на Чукотке шло освоение самого сурового края света. И даже на острове Врангеля обитали искусные морские охотники, причем жили они не в изоляции, а поддерживая культурные связи с отдаленными землями, возможно, вплоть до Гренландии.

Жизнь охотников чукотки в наскальных изображениях

Замечательным памятником древней культуры Чукотки в позднем неолите являются пегтымельские наскальные рисунки — петроглифы (I тыс. до н. э.). Выбиты они на скалах правого берега р. Пегтымель на весьма продолжительном, почти полукилометровом протяжении Кайкуульского обрыва. Всего на 12 скалах сохранилось 104 группы силуэтных изображений.

Чаще других повторяется типично охотничий сюжет: охотник, сидя в маленькой лодке, поражает копьем или гарпуном огромного дикого оленя. Художник рисовал вполне реальную сцену, при этом вожделенную добычу — оленя — высекал на скале большим, тучным и очень реалистичным, а лодку с охотником — несоразмерно маленькими. Человек в лодке обозначен просто одним штрихом.

Некоторые петроглифы дают представление о различных способах охоты на диких оленей: весной на лыжах с собаками по насту и осенью на плаву в реке. На многих петроглифах изображены крупные лодки с большим количеством гребцов, основным назначением которых было задержать оленей, не дав им уплыть вниз по течению реки. Решающую же роль в охоте на оленей играли маленькие юркие лодочки с двухлопастным веслом — каяки, совершенно водонепроницаемые, обтянутые со всех сторон кожей лодки со специальным люком для гребца.

В сценах охоты на китов, каланов и других морских животных видны большие лодки с высокими острыми носами и немалым количеством гребцов. Таким образом, каменные картины дают совершенно определенную информацию о первых мореходных средствах зверобоев Чукотки.

Среди петроглифов Пегтымеля выделяются изображения и довольно загадочного характера — пляшущие фигуры, словно осененные огромными грибами. Чудовищные грибы, судя по виду — мухоморы, имеют, очевидно, самостоятельный смысл. Встретить красные мухоморы в Арктике совсем не удивительно — они здесь растут и размножаются. Значение же мухомора в качестве опьяняющего наркотика достоверно устанавливается этнографическими данными. (Любопытно, что такие же человекоподобные грибы-галлюциногены можно увидеть и в каменной скульптуре майя). Обычно соединение в одном образе гриба и человека связывают с общей закономерностью антропоморфизации животных или растений на определенной стадии развития у самых различных народов. Но также пляшущие фигуры людей-мухоморов могут свидетельствовать и о весьма глубоких истоках шаманизма на Крайнем Северо-востоке Сибири. Известно, что пьяные у первобытных людей воспринимались как прорицатели. От жевания мухомора человек становился невменяемым и начинал галлюцинировать — состояние, близкое к шаманскому экстазу, достигаемому обычно исступленным камланием и изнурительным битьем в бубен.

Искусство древних чукотских художников, проникнутое живостью и зоркостью восприятия, а также развитая камнеобрабатывающая техника говорят о достаточно высоком для каменного века уровне культуры. Однако бронзовый век на Чукотке в полной мере так и не наступил. Лишь отдельные бронзовые изделия успели проникнуть сюда с юга, затем связи с людьми, которые перешли к скотоводству и земледелию, постепенно заглохли, и на Чукотку вернулся каменный век. А в это время повсюду в Сибири уже наступал век железа.

С тех пор на Чукотке началось заметное отставание в развитии производительных сил и производственных отношений.

 

Заповедник каменного века

 

Железо впервые стало проникать на Чукотку уже в начале нашей эры, однако использовалось оно в ничтожном количестве. Поздний каменный век приобрел на территории Чукотки пережиточный характер и вступил в затяжную фазу развития — вплоть до прихода в XVII веке русских землепроходцев.

С течением времени здесь образовалось несколько этнокультурных общностей с очень своеобразными культурными памятниками. На морском побережье Чукотки обитали предки эскимосов и береговых чукчей. Они жили оседло и охотились на морских зверей.

Во внутриконтинентальных районах, в долинах рек Анадырь, Майн и вплоть до Колымы распространилась древнеюкагирская культура, на морском побережье юго-восточной Чукотки — древнекорякская и древнекерекская культуры. Во внутренних районах Чукотского полуострова обитали охотники на дикого оленя — предки чукчей-оленеводов. Переход их к кочевому оленеводству ознаменовал начало на Чукотке нового периода первобытнообщинного строя.

Считается, что древнеэскимосская культура прошла в своем развитии на Чукотке несколько этапов: оквикский, древнеберингоморский и бирникский, названные так по местонахождениям наиболее типичных для них памятников. (Каждая из этих культур распознается прежде всего по формам костяных наконечников гарпунов — основного орудия промысла, и по стилю художественной резьбы на костяных изделиях).

Развиваясь, оквикская, древнеберингоморская и бирникская культуры преобразовывались в пункунскую. Происходил этот процесс примерно в VI-VIII веках. Судя по новейшим палеогеографическим исследованиям, в VIII-XII вв. в морях Ледовитого океана климат снова значительно потеплел. В освободившихся от сплошных льдов и обширных береговых припаев водных пространствах в изобилии водились тюлени, киты и другие морские животные.

В пунукский период охота на арктическом побережье Чукотки достигла подлинного, небывалого дотоле расцвета. Об этом свидетельствует широкое применение китовых костей в качестве строительного и поделочного материала. Из черепов, ребер и нижних челюстей китов сооружались большие землянки, из длинных китовых костей строились высокие сушила для хранения байдар, мяса, рыбы. Росли поселки, увеличивалось население в них: обильная мясная добыча обеспечивала более прочную, чем прежде, оседлость.
Конец пунукского времени совпал с постепенным похолоданием — так называемым малым ледниковым периодом. В 1000-1100 гг. н. э. пунукская культура органично входит в состав культурно-исторической общности туле (гренландско-канадская неоэскимосская культура).

Распространение оленеводства и разложение первобытнообщинного строя

Переход от сухопутной охоты и рыболовства к охоте на море был первым существенным сдвигом в развитии производительных сил древнего населения морского побережья Чукотки. Второй, еще более значительный, прогрессивный сдвиг произошел в тундре: охотники на диких оленей начали приручать животных. Возникло кочевое оленеводство - тип хозяйства, более выгодный, чем любая охота. Сложившийся кочевой и невероятно тяжелый оленеводческий быт до последних лет являлся единственным способом освоения огромных ягельных пастбищ Северо-Востока.

Происхождение оленеводства на Чукотке до конца не исследовано, существует лишь множество противоречивых гипотез. Можно утверждать только, что оленеводство возникло здесь позже, чем зверобойный промысел, - всего несколько столетий назад.

Развитие кочевого оленеводства расшатывало первобытнообщинный способ производства, существовавший на Чукотке незыблемо многие тысячелетия. Материнско-родовая организация, общая для всех охотничьих народов Чукотки, уступила место отцовскому роду. Начали развиваться частнособственнические тенденции и зачатки военной демократии, о которой свидетельствуют многие археологические памятники: укрепленные городища на неприступных скалах, места побоищ, где и сейчас можно найти остатки костяных лат, наконечники стрел и другое оружие.

Период межплеменных войн на Чукотке приходится на конец XVII -начало XVIII вв. и отчасти связан с появлением русских землепроходцев.

Когда русские промышленники-землепроходцы впервые проникли на Крайний Северо-Восток Азии, они обнаружили, что обитатели Чукотки по своему хозяйственно-бытовому укладу делятся на две группы. Одна из них привязана к морю - оседлые морские зверобои: эскимосы, сидячие чукчи, коряки и кереки. Другая вела относительно подвижный образ жизни в глубине тундры и лесотундры внутриконтинентальных районов Чукотки: чукчи-оленеводы, а также юкагиры.

Захват оленьих стад наряду с кочевым оленеводством был одним из отраслей хозяйства. Нередко иноплеменников превращали в рабов. Особенно частыми и кровопролитными были войны между чукчами и коряками. Более многочисленные чукчи уходили из зон русского влияния и теснили коряков, кереков и юкагиров, искавших защиты у русских.

Приход на Чукотку русских положил конец вековой изолированности этих этносов каменного века, но и принес с собой новые проблемы.

 

 

Чукотка в составе России

Открытие и освоение Чукотки

 

В XVI веке под ударами московских войск пали Казанское и Астраханское ханства, и для России открылся Великий торговый путь в Среднюю Азию, Зауралье и Сибирь. Через Урал на восток шли купеческие караваны и казачьи отряды. Московское государство становилось многонациональной могущественной державой.

Отряды казачьих служилых людей и промышленников забирались все глубже в Сибирь, во вновь занятых местах возводились деревянные остроги, которые становились военно-административными центрами. Вошедшие в состав Русского государства сибирские народы платили царю ясак — натуральную дань — пушниной.

Аборигены Крайнего Северо-Востока Азии столкнулись с русскими отрядами в первой половине XVII века. Первое упоминание о чукчах как о более многочисленной народности относится к 1641-1642 гг.. На реке Алазея они оказали сопротивление ясачным сборщикам, о чем казаки сообщили в своей челобитной. Это было первым для русских известием о неведомой дотоле народности.

В 1644 году казак Михайло Стадухин вышел на Колыму и основал здесь Нижнеколымское зимовье. Он дал более подробные сведения о чукчах: «…А по той-де реке Чюхче живут… чухчи… А у тех-де чухчей соболя нет, потому что живут на тундре у моря».

Начались новые поиски дальних земель к востоку от Колымы. «Сыскан и сведан» западный край «Чукотской землицы» был с моря.

Летом 1647 г. якутский казак Семен Дежнев и приказчик московского купца холмогорец Федот Попов, организовав товарищество из служилых и промышленных людей, вышли в плавание на кочах для розыска новых земель и народов. Но мореходов постигла неудача: утлые суденышки были остановлены морскими льдами. В 1648 г. они вновь отправились в путь и дошли морем до «Онадырь реки», лишившись более половины товарищей.

В 1649 г. Дежнев в верхнем течении р. Анадырь основал зимовье, на месте которого в 1652 г. был построен Анадырский острог. Попытки заставить чукчей платить ясак предпринимались неоднократно, однако без особого успеха: ясак, собранный Дежневым за 10 лет, был незначительным. Промышленных людей привлекала в основном моржовая кость, когда же обитатели моржовых лежбищ были практически выбиты, те начали покидать Анадырский острог. Положение русских на Анадыре становилось все более тяжелым: они сами обеспечивали себя продуктами питания, жалования не получали и терпели нужду в самом необходимом.

Неоднократно поднимался вопрос о закрытии Анадырского острога. Однако в конце XVII в. он вновь приобрел большое стратегическое значение как отправной пункт многих экспедиций. С открытием Камчатки Анадырский острог стал опорным, ему подчинялись все новые остроги и зимовья. Между тем путешествие из Анадырского острога на Камчатку было сложным и беспокойным, чукчи совершали частые набеги, и правительство вынуждено было искать новые пути на богатый соболями Камчатский полуостров.
Открытие морского пути на Камчатку изменило функции Анадырского острога: лишившись значения центра Чукотско-Камчатского края, он остался единственным форпостом Русского государства на Северо-востоке, наиболее близким к Большой земле Америке.
Богатства Камчатки изменили отношение правителей Русского государства к освоению Северо-Востока Азии. В 1725 г. Петр I издал указ о снаряжении Первой Камчатской экспедиции, руководство которой было возложено на Витуса Беринга. Одновременно с целью «замирения» чукотских войн и окончательного объясачивания была предпринята военная экспедиция под командой майора Афанасия Шестакова. Корабль потерпел крушение, отряд был разгромлен чукчами, а сам Шестаков убит. В 1731 г. команду принял подчиненный Шестакова Дмитрий Павлуцкий. В сопровождении коряков и юкагиров казаки добрались через реки Анадырь и Белая до Ледовитого океана и вернулись, разгромив отряд чукчей. После похода Павлуцкого часть чукчей стала платить ясак, но отношения чукчей с соседями — коряками и юкагирами еще более обострились.

Обеспокоенный судьбой ясачных коряков и юкагиров Сенат дал предписание майору Павлуцкому привести чукчей в русское подданство. Однако организованные для покорения чукчей походы оказались безрезультатными. В 1747 г. отряд воеводы был разбит чукчами, сам Павлуцкий бежал к острогу, но был настигнут на сопке, называемой ныне Майорская, и убит.

Убедившись на опыте экспедиций Шестакова и Павлуцкого в необходимости мира с чукчами, царское правительство с начала 50-х годов XVIII в. меняет свою политику на Чукотке. Отныне «чукоч и прочих иноземцев» велено «призывать в подданство ласкою». Прибывший в Анадырский острог новый начальник секунд-майор Шмалев подкупами и угрозами применения военной силы установил добрососедские отношения с чукчами и заключил с ними в 1778 г. официальный мирный договор.

В том же году в Беринговом проливе появились английские корабли экспедиции Д. Кука, дошедших до мыса Северный (ныне мыс Шмидта) и вновь открывших бухту Провидения. По указу императрицы Екатерины II, обеспокоенной возможными притязаниями иностранцев на дальневосточные территории, была организована экспедиция Биллингса-Сарычева, впервые составившая карту внутренних районов Чукотки и исследовавшая Алеутские острова. В 1821-1825 гг. экспедиция Ф. Врангеля и Ф. Матюшкина обследовала побережье Восточно-Сибирского моря и бассейны рек Колыма, Большой и Малый Анюй. Врангель узнал от чукчей об острове, названном впоследствии его именем.

Развитие торговых связей на Чукотке

Начиная со второй половины XVIII в. русское правительство совершенно отказалось от политики насильственного обложения ясаком коренных народностей Чукотки и приведения их в подданство «оружейною рукою».

Гуманная и дальновидная политика И.С. Шмалева, а позже и его сына Т.И. Шмалева, по отношению к чукчам дала хорошие результаты — был установлен мир. Узнав об этом, Екатерина II повелела «не брать с чукчей никакого ясака в течение десяти лет при условии, если они будут жить мирно с коряками» и разрешить чукчам производить торговлю «безо всякого изъятия и ограничения».

Российский свод законов содержал специальный раздел, относившийся к нардам, «не вполне покоренным». Одна из его статей гласила: «Чукчи платят ясак количеством и качеством, какой сами пожелают».

Закреплению новых отношений значительно способствовала торговля, в частности, организация ярмарок. Чукчи оказались весьма склонными к торговле. Они остро нуждались в русских товарах и с охотной согласились встречаться весной для торгового обмена на реке Большой Анюй, близ устья его притока — реки Ангарка. Первая ярмарка была проведена в 1788 г. Спустя несколько лет ярмарку передвинули на Сухой (Малый) Анюй, где была сооружена небольшая крепость. Туда русские торговцы привозили кирпичный чай, листовой табак, железные топоры, пики, ножи, медные котлы, чайники и многое другое. Чукчи же везли бобров, выдр, куниц, выменянных у аляскинских эскимосов, черно-бурых и красных лисиц, соболей, клыки моржей и т. п.

Четкие правила торговли отсутствовали, так как не было общего эквивалента для определения меновой стоимости предметов. Коренные народности не имели никакого понятия о переводе стоимости вещей на деньги и о согласовании стоимости своих товаров с привозимыми. Так, один из исследователей Чукотки сообщал, что «за 20 шкурок оленьих выпоротков купец заплатил чукче 20 штук обыкновенных швейных иголок. Чукча его благодарил как благодетеля…» В 1810 г. иркутский губернатор Трескин сделал попытку регламентировать торговлю с малыми народами. Были выработаны правила, в которых ясно определялась задача царского правительства: с помощью торговли расположить к себе коренные народности Чукотки и привести их к экономической зависимости. Главный пункт «Правил Трескина» состоял в строгой регламентации торговли. Торговые операции должны были производиться только на ярмарках и разрешались лишь после обязательной сдачи чукчами ясака. Те, кто ввозил и продавал на ярмарках спиртные напитки, лишались прав торговли. Перед началом открытия ярмарки определялись цены на привозимые товары, т.е. устанавливалась меновая таблица, из которой следовало, что «основной единицей обмена с чукотской стороны являлась красная лисица, с русской — табак». В правилах также указывалась необходимость выдачи чукчам подарков для расположения их к русским.

Ежегодная Анюйская ярмарка проводилась обычно в марте, когда в хозяйстве было более свободное время. На ярмарку чукчи съезжались со всех концов тундры и побережья, при этом многие тратили на дорогу по 5-6 месяцев, покрывая расстояние более чем в 1000 верст. «Правила Трескина» просуществовали более полувека и были отменены лишь в 1869 г. Однако вскоре начальник экспедиции в Чукотский край барон Майдель попытался восстановить их с некоторыми изменениями. Так, он ввел определенный ясак у оленных чукчей — по одной оленьей шкуре, обработанной в виде замши («родвуги»). Но качество чукотской родвуги было так низко, что ее перестали брать в казну. Тогда Майдель заменил натуральный ясак денежной платой по рублю за одну штуку родвуги, одновременно отменив подарки и награду за ясак.

Выразив недовольство отменой подарков, чукчи резко охладели к ярмарочной торговле.

Христианизация чукчей, эвенов, юкагиров, чуванцев

Верной помощницей русского самодержавия в деле обращения новых народов в подданство России была православная церковь. «Первые попытки крестить чукоч были, — писал известный исследователь В. Г. Богораз, — вероятно, сделаны тотчас же после встречи русских с этим племенем». Первая часовня воздвигалась одновременно с постройкой Анюйской крепости. Чукчи посещали эту часовню во время ярмарок, но не понимали основ христианской религии, далеких и чуждых их мировоззрению. Интересно описывает обряд крещения чукчей на Анюйской ярмарке участник экспедиции Ф. П. Врангеля Федор Матюшкин: «Желание иметь табак, нож, кошель или бисер заставляет их креститься один раз, два, три и более, не понимая святость обряда сего, какое могут произвести действие несколько невнятно выговоренных и для него непонятных слов? Один из новокрещеных долго не мог окунуться в чашу с водою — наконец бросился, но тотчас выскочил и стал бегать по часовне, дрожа от холода. «Давай табак, давай табак, — кричал он. Ему говорят, что еще не кончилось. — Нет, более не хочу, давай табак, давай табак…»»

Только с помощью подарков удавалось миссионерам обратить чукчей в христианскую веру, то есть — совершить обряд. Но получив подарок, чукча снова становился язычником, поклоняясь своим многочисленным духам — кэлет.

Христианство не оставило никаких следов среди чукчей, хотя формально несколько десятков из них числились христианами. Попытка христианизации никаких изменений в их сознание не внесла, а эскимосов и вовсе не коснулась.

Иначе обстояло дело среди чуванцев, юкагиров и эвенов. Они восприняли русскую веру, соблюдая при этом и языческие обряды, стали носить православные имена и фамилии, иконы сделали необходимым предметом в своих жилищах. С другой стороны, некоторые элементы идеологии коренных народностей были восприняты и русскими старожилами.

Роль российско-американской компании в развитии торговых отношений на северо-востоке

Развитие русской торговли на Северо-Востоке непосредственно связано с деятельностью полугосударственной Российско-Американской компании, начало которой было заложено Г. Шелиховым в 80-е годы XVIII в., а расцвет связан с братьями Барановыми.

В 80-х годах XVIII в. начался новый период в освоении островов Тихого океана. Складывались наиболее крупные торгово-промысловые компании с большим капиталом по образцу Ост-Индской и других. Инициатором создания мощной монопольной компании в Северной Америке явился именитый рыльский гражданин Григорий Шелихов. Он первым из русских купцов-промышленников пришел к выводу о необходимости перейти от мелких, разовых форм ведения промыслов к постоянным, крупным и комплексным хозяйствам. Совместно с другими купцами он создал русскую торгово-промышленную компанию, названную Северо-Восточной, а также еще три компании — на островах прибылова, Алеутских островах и на побережье Берингова пролива. Однако Шелихову не удалось объединить все учрежденные им компании — помешала преждевременная смерть в возрасте 48 лет. Но мечта его сбылась: в 1799 г. правительство утвердило образование единой Российско-Американской компании. Управляемая Александром Барановым, компания оказалась под покровительством государства.
Пользуясь широкой монополией, представляя экономические и политические интересы России на азиатском Дальнем Востоке, компания приобретала права и обязанности государственного аппарата. Шелихов и Баранов — эти два деятеля государственного по тем временам масштаба — по собственной инициативе и призванию представляли и отстаивали интересы России на ее далекой восточной окраине.

Вскоре после 1810 г. Александр Баранов вызвал из Каргополя своего родного брата Петра Баранова, обеспечил его, как члена Российско-Американской компании, средствами и уполномочил возобновить торговлю с чукчами на Анадыре.

Располагая достаточным оборотным капиталом и поддержкой со стороны брата, П. Баранов смог возродить жизнь в опустевшем после ликвидации Анадырского острога крае, создать почву для переселения людей в поселки Марково, Еропол, Усть-Белая и другие; организовать торговлю с центре Чукотского полуострова и заложить основу устойчивым отношениям чукчей с русскими. Кроме «крепости» на среднем течении Анадыря Баранов основал небольшой торговый центр в устье этой же реки (на месте современного города Анадыря), около которого стали селиться чукчи, образовался поселок, а позже был построен пост, названный Ново-Мариинским и ставший впоследствии центром Чукотки.

Развивая комплексное хозяйство на островах и побережье Америки, компания втянула в свою систему весь Охотско-Чукотский край. Монопольная торговля и транспортные нити связей с Сибирью оживили экономику малых народов Северо-востока Азии и создали базу для вывода страны на азиатский и мировой рынок. Кроме того, компания представляла интерес и с точки зрения науки: посылала научные экспедиции, проводила исследования, ее суда совершали открытия. Прекратила свое существование Российско-Американская компания в 1867 г. в связи с продажей императором Александром II Аляски за 7 млн. долларов (14 млн. руб.) по крайне низкой цене — 4,7 цента за гектар.

Американская экспансия на чукотке

Конец XIX века принято считать началом падения роли Анюйской ярмарки и вообще русской торговли на Крайнем Северо-Востоке. В водах Чукотских морей появились американские суда. Вначале американцы занимались китобойным промыслом, потом им стало выгодно вести торговлю с коренным населением. Промысел и торговля велись беспошлинно и бесконтрольно — по договору, заключенному между русским правительством и правительством США, американские суда могли свободно заходить во все бухты и заливы. Хищническое истребление китов из-за ценного уса подорвало экономику коренных жителей. Опустели моржовые лежбища, участились случаи эпидемии и смерти от голода среди народов Чукотки. Кроме того, американцы обнаружили на побережье золото, и сюда устремились золотоискатели.

Как только истек срок конвенции, русское правительство запретило заходить американским судам во внутренние воды чукотских морей, но остановить поток американских дельцов и торговцев оказалось невозможно.

Все это не могло не тревожить русское правительство, и с 1883 г. было организовано регулярное крейсерство у берегов Чукотки. Американские суда арестовывались с конфискацией товаров. Население отнеслось к появлению русских военных судов весьма благожелательно, положение русских на Чукотке стало упрочиваться, рос их авторитет среди коренных народностей.

Однако этого было явно недостаточно, чтобы остановить вторжение американцев, и 9 июля 1888 г. было принято решение об организации Анадырского окружного управления. Местом резиденции стало с. Марково, первым начальником округи назначили Л. Ф. Гриневицкого, который год спустя основал на берегу Анадырского лимана пост Ново-Мариинск, ныне — Анадырь. Гуманная деятельность первого начальника округи оставило добрую память в народе.

В 1909 г. в составе Анадырской округи были созданы Анадырский и Чукотский уезды.

Центром Чукотского уезда была определена бухта Провидения, а с 1912 г. — пос. Уэлен. Выборы и назначение в поселках старшин и старост из числа зажиточных чукчей и эскимосов и установление полицейского надзора ознаменовали собой завершение организации административного устройства на Чукотке.

В конце XIX в. на Чукотке появляются первые ссыльные. Некоторые из «политических» участвуют в активной экспедиционной работе. Так, многими сведениями о жителях Чукотки конца XIX — начала XX вв. мы обязаны деятельности ссыльного народовольца В. Г. Богораза, труды которого стали фундаментом, на котором и поныне развивается этнография Северо-Востока. К началу XX века на Чукотке были возобновлены ярмарки и открыты казенные склады, велась частная торговля — причем, русским купцам предоставлялось право бесплатно доставлять товары из Владивостока на Чукотку на охранных военных судах. К этому же времени относятся поиски и начало добычи на Чукотке золота (хр. Золотой). Желтый металл не давал покоя ни русским, ни американцам. Были организованы серьезные геологические экспедиции, велось обстоятельное гидрографическое изучение побережья Берингова и Чукотского морей, начали действовать регулярные морские рейсы между Владивостоком, Колымой и Леной.

 

 

Советская Чукотка

Установление советской власти

 

События 1917 года в России затронули и Чукотку, но очень опосредованно. Пока революционная волна докатывалась до Северо-Востока, она уже успевала утихнуть. Так, после Февральской революции смена власти произошла лишь в июне, а после Октябрьской и вовсе были восстановлены дофевральские органы управления.

Надо сказать, революционные события на Северо-Востоке вообще проходили в специфических условиях — при отсутствии революционных организаций, крайней малочисленности пролетариата, при преобладании среди населения малых народностей, развитие которых находилось только на стадии перехода от первобытнообщинного строя к классовому обществу.

Новый общественно-политический строй утверждался на полуострове почти четыре года. В 1919 г. в Анадырь прибыли эмиссары большевиков Михаил Мандриков и Август Берзинь. Организовав подпольную группу, 16 декабря 1919 г. они совершили переворот в Анадыре, свергнув колчаковскую администрацию. У богатых коммерсантов были «национализированы» все имеющиеся товары, оружие и боеприпасы — конфискованы, а долги им -аннулированы. В январе 1920 года сплотившиеся коммерсанты свергли власть ревкома, расстреляв его руководителей. Впоследствии власть не раз переходила из рук в руки. Коренное население вовлекалось в борьбу за власть, весьма смутно представляя себе причину гражданской войны в России. Результат гражданской войны на Чукотке были плачевными: была разрушена система управления, которая таким мучительным путем создавалась в течение двух веков. Подорвано было и снабжение промышленными товарами.
В 20-х годах по привычной схеме на Чукотке создается система управления большевиков: представители Центра создают бюро и ячейки, затем проводятся выборы в представительные органы — Советы. Чукотка стала жить одной жизнью со страной.

Построение социалистического общества

10 декабря 1930 г. по постановлению Советского правительства был создан Чукотский национальный округ, который включал в себя 6 районов: Анадырский, Чукотский, Марковский, Чаунский, Восточно-Тундровский и Западно-Тундровский. Округ был образован как самостоятельный, затем входил в состав Дальневосточного и Хабаровского краев, Камчатской области.

Форсированными темпами началась коллективизация. Крупные оленеводы отказывались продавать своих животных для совхозов и колхозов, началось раскулачивание и «ликвидация кулачества». К 1928-1936 гг. относится трудное становление авиации Чукотки, коренным образом изменившей жизнь региона. Главными аэродромами стали мыс Северный (Шмидта) и Анадырь.

Существенную роль в развитии экономики Чукотского округа сыграла организация Главного управления Северного морского пути. Под его эгидой создавались полярные станции, порты, аэродромы, промышленные предприятия; велись гидрографические и геологические работы.

В 1934-1937 гг. были открыты крупное месторождение олова на Певекском полуострове и Иультинское олово-вольфрамовое месторождение. С 1939 г. геологоразведочные работы велись уже Дальстроем — Главным управлением строительства Дальнего Севера НКВД СССР.
По данным землеустроительной экспедиции Наркомата земледелия РСФСР численность населения Чукотского национального округа в 1938 г. составила 18.390 человек, из них 12.101 — чукчи, 1.280 — эскимосы, приезжих — 3.020 человек. В окружном центре Анадырь с населением 3,3 тыс. чел. была сосредоточена вся рыбная и угольная промышленность Чукотки.

Параллельно с хозяйственным шло культурно-бытовое освоение территории. Развернулась борьба за ликвидацию экономической и культурной отсталости края. Повсеместно создавались культурные базы и «красные яранги», которые вели разъяснительную работу и антирелигиозную пропаганду, борьбу с шаманством.

В течение довоенных пятилеток была проведена коллективизация промысловиков. Быстро росли уловы рыбы и добыча морского зверя, поголовье оленьих стад. Рыбная промышленность перешла от прибрежного лова к промыслу в открытом море. В этот же период чукчи и эскимосы получили письменность, была в основном ликвидирована поголовная неграмотность; у коренного населения появилась национальная интеллигенция.

Разумеется, не обходилось и без перегибов, происходивших от неграмотности самой власти. Так, в 30-е годы, когда советская власть добралась, наконец, до самых до окраин, молодые учителя, комсомольцы начали активно проповедовать здоровый образ жизни. И сразу же произошла демографическая катастрофа: среди эвенков, чукчей и ненцев, которых заставили мыться с мылом, началась колоссальная смертность. Врачи только разводили руками, однако вскоре установили, что мыло уничтожало природный защитный жировой слой, который всегда защищал кожу аборигенов, а теперь она оказалась беззащитной перед микроорганизмами.

Первый руководитель Чаунского райкома ВКП(б) Наум Пугачев так писал в 1933 году о Чукотке: «Мрачные морские берега, вековые льды, мороз, пурга. Хилые кочевые яранги, каменный молоток, примитивный лук и стрелы, шаманство, патриархальщина». Вскоре от традиционного уклада коренных народов остались одни воспоминания. Беременных женщин вывозили из тундры, детей отбирали и отдавали в интернаты, где учили на оленеводов и чумработниц. Получив образование в городе, к занятиям предков возвращались единицы.

Объявив ярангу пережитком прошлого, советская власть переселила кочевников в каменные дома. Вопреки бытующим анекдотам, чукчи быстро привыкли к теплым домам, стали обращаться в больницы и пользоваться завезенной техникой. Примерно раз в десять лет поселки укрупняли, ликвидируя десятки «бесперспективных» сел и стойбищ. (На сегодня осталось лишь 37 «мест компактного проживания коренного населения», в народе именуемых «резервациями»).

Укрупнение поселков отрицательно сказалось на состоянии окружающей среды: равномерно распределявшаяся нагрузка на разные участки побережья была нарушена, морзверя стало не хватать. Но главное, была разрушена тонкая система общественных и кровно- родственных отношений.

Чукотка в годы Великой Отечественной Войны

После нападения Германии на Советский Союз началось форсирование работ по началу добычи олова на Чукотке. В конце 1941 г. на руднике Валькумей были добыты первые тонны оборонного металла. Рудники располагались в районе Певека, а затем и Иульина. В качестве рабочих на рудниках в основном использовались заключенные. С этого времени основой хозяйства Чукотского национального округа стала горнодобывающая промышленность.
В годы войны геологи обнаружили на Чукотке промышленные запасы золота, залежи олова, некоторых других металлов. Началась промышленная эксплуатация угольных месторождений. Продолжалась коллективизация оленеводческих хозяйств. Для крупных оленеводов был введен дополнительный военный налог — на 70% выше, чем для колхозников. В результате в единоличном секторе произошло уменьшение поголовья, зато были образованы новые совхозы.

В 1942 году была налажена воздушная трасса Фэрбенкс — Красноярск для переброски получаемых по ленд-лизу из США самолетов на фронт. По Чукотке трасса пролегала через Уэлькаль — Марково, где героическим трудом местных жителей были за несколько месяцев сооружены аэродромы.

Красные яранги проводили работу по сбору средств на нужды обороны. Население сдавало в Фонд обороны оленей, шкурки песцов, меховые рукавицы, торбаса, деньги рублями и облигациями. Среди тех, кто отстаивал независимость родины на фронтах войны, были и посланцы далекой Чукотки — чукчи, эскимосы, русские.

Послевоенное строительство

В годы войны Чукотка превратилась в основного поставщика необходимого для обороны страны олова. В мирное время, в связи с гигантским и масштабами развернувшегося в разрушенной стране строительства, значение оловодобывающей промышленности возросло еще больше. Но тут встала проблема кадров. Отмена указов, закреплявших за горной промышленностью всех работавших в ней до окончания войны, вызвала массовый выезд людей в центральные районы страны. «Спецконтингент» не мог восполнить потери производства в специалистах. Начала действовать программа по материальному стимулированию труда в районах Крайнего Севера. При этом все промышленность и политическое руководство в горнодобывающих районах принадлежали Дальстрою. Используя труд привозимых со всей страны репрессированных заключенных и военизированную, командно-административную систему организации производства, Дальстрой накладывал негативный отпечаток на жизнь вольнонаемного населения территории. Богатейший край был превращен в место ссылки. Весь Колымский край, по выражению Сталина, являлся «комбинатом особого назначения». В таком виде Дальстрой просуществовал на Колыме и Чукотке до середины 50-х годов.

В годы «холодной войны», с 1945 г., на Чукотке размещаются контингенты вооруженных сил СССР. Наиболее крупным центром была бух. Провидения. Увеличилось количество пограничных застав.

С 1947 г. на Чукотке было создано подразделение гражданской авиации, напряженно работали Певекский и Провиденский морские порты.

К 50-м годам была завершена коллективизация оленеводства — самой доходной отрасти сельского хозяйства — и морского промысла, зачастую сопровождавшаяся жестокими репрессиями. Началась компания по сселению малых сел в центры колхозов и совхозов.

Часть приморских поселков в Беринговом проливе была ликвидирована по политическим мотивам (граница с США). Особо трагична судьба крохотной этнической группы науканских эскимосов.

В 1958 г. поселок Наукан, находившийся в удобном для охоты, но самом узком месте Берингова пролива, был выселен, а эскимосы расселены по разным поселкам — Уэлен, Нунямо, Лаврентия.

Чукотка в составе Магаданской области

В 1953 году была образована Магаданская область, в состав которой вошел и Чукотский национальный округ. Дальстрой перешел из подчинения МВД в Министерство цветной металлургии.
В 1958 г. добыто первое промышленное золото на Чукотке. Началось становление золотодобывающей промышленности.

Основная часть приисков, ГОК-ов, поселков, промышленных предприятий, электростанций, ЛЭП, дорог и т.д. создана на Чукотке в 60-х годах, к концу которых численность населения превысила 100 тыс. человек. Эти же годы были периодом максимального производства оленины, рыбы, пушнины. Билибинская АЭС, Чаунская ТЭЦ и Эквекинотская ГРЭС превратили Чукотку в избыточный по электроэнергии регион. В Анадыре, Певеке и Билибино заметное развитие получило производство стройматериалов. Появились нетрадиционные сельскохозяйственные сектора — молочное животноводство, свиноводство, парниковое хозяйство, клеточное звероводство.

Среди населенных пунктов особенно быстро рос Анадырь — центр Чукотского национального округа. С 1965 года он получил статус города, к 70-м годам его население достигло 12 тыс. жителей, а в период расцвета доходило до 20 тысяч. Анадырь стал воротами на «большую землю»: его аэропорт принимал регулярные рейсы из Москвы, Хабаровска и Магадана, а морской порт обслуживал грузопотоки Северного Морского Пути и поддерживал стабильное морское сообщение с Петропавловском-Камчатским, Владивостоком и Магаданом.

Активно шло культурно-бытовое освоение территории. Если в 1915 году на Чукотке имелась только одна начальная школа, то в 1977 году в округе было уже 96 общеобразовательных школ и несколько техникумов, в 112 дошкольных учреждениях воспитывалось 11,2 тысяч детей, работали 88 библиотек и 106 клубов.

Благодаря высокому районному коэффициенту и северным надбавкам уровень заработной платы на Чукотке оказался значительно выше, чем в целом по стране и Магаданской области в частности. Благодаря этому удавалось обеспечить округ квалифицированными специалистами, наблюдался рост населения за счет эмигрантов. В результате коренные народы — чукчи, эскимосы, эвены, алеуты — стали составлять менее 5 % общей численности населения.

Огромные льготы для малых народов («приданое» новорожденному, бесплатные лекарства, внеконкурсное поступление в вузы и т.д.) привели к тому, что детей от смешанных браков стали записывать чукчами. Национальные села снабжались «по высшему разряду», и туда стали вселяться русские и украинцы.

Но именно в годы расцвета Чукотки появились и первые признаки ее дальнейшего эколого-экономического кризиса.

Интенсивное освоение Чукотки сопровождалось заметным воздействием на хрупкую северную природу.

Гусеницы многочисленных тяжелых вездеходов нарушали покров тундры, что вело к эрозии почв и исчезновению ягеля — оленьего корма. Тундра засорялась металлическими бочками и цистернами из-под топлива, разбитой техникой, которую негде было ремонтировать и проще выписать новую. В 1977 была принята новая Конституция СССР. В соответствии с ней в 1980 году был утвержден закон об автономных округах, и Чукотский округ стал автономным, продолжая входить в Магаданскую область. А спустя десятилетие на фоне «демократических преобразований» в управлении страной Чукотка выделилась в самостоятельный субъект. С 17 июня 1992 года начался новый этап самостоятельной Чукотки.

 

 

Постсоветский Период

 

Переход к рыночной экономике оказался болезненным для всей России, особенно тяжело складывалась ситуация в тех регионах где социально-экономическая ситуация напрямую зависела от общего положения в стране.

С 90-х годов в истории Чукотки началась эпоха «великого переселения». За это время больше половины населения   покинуло полуостров.

Общий кризис в регионе был усугублен спадом в таких определяющих отраслях как золотодобыча и добыча олова. Свыше 90% промышленного производства составляли горнодобывающие отрасли, ставшие нерентабельными  с приходом рыночных отношений.. В итоге крупнейшие горно-обогатительные комбинаты — Певекский и Иультинский — прекратили работу.

На треть упала добыча угля, вдвое сократилось производство мяса и яиц, улов рыбы. Зато цены на товары на Чукотке росли более высокими темпами, чем в целом по России.

Замерло строительство. Во многих национальных поселки строительные работы не проводились  с 50-х годов.

В упадке находились и традиционные промыслы. Оленье стадо сократилось более чем в два раза. Перестала приносить прибыль и некогда процветавшая в этих краях охота и торговля пушниной — с чего, собственно, и начиналось русское освоение Чукотки.

В бедственном положении оказалось здравоохранение и образование: в чукотских больницах не было даже рентгеновских аппаратов, а в школах не хватало учебников. Многие годы население округа находилось на грани выживания.

В XXI век регион вошел 100-процентно затратным и абсолютно зависимым от северного завоза. Эксперты включили его в число районов с наименее благоприятным инвестиционным климатом.

Коренное улучшение ситуации в регионе стало возможным с избранием в декабре 2000 года  на пост губернатора Р. А. Абрамовича. Новая команда управленцев, вышедших из крупного российского бизнеса, смогла найти новые точки роста и создать условия для нового социально-экономического подъема ЧАО. За последние несколько лет преобразования, большинство из которых рассчитаны на долгосрочную перспективу, затронули практически все ключевые сферы жизни жителей округа.

 

 

Из истории исследований Чукотки

К.Г. Мерк

«Описание обычаев и образа жизни чукчей»

перевод с немецкого З. Титовой

 

Рукопись  К. Г. Мерка, посвященная чукчам, была в 1887 г. приобретена Императорской Публичной библиотекой и до сих пор хранится в ее рукописном отделе. Эти записки о походе через Чукотский полуостров (от губы Св. Лаврентия до Ниже-Колымского острога) представляют собой описание края и этнографию населяющих его народов.

Мы предлагаем вашему вниманию лишь отдельные выдержки из рукописи исследователя.

"Чукчи разделяются на оленных и оседлых. Оленные все лето до самой осени живут по несколько семей вместе, вблизи стойбищ оседлых, а стада свои угоняют на пастбища ближе к морскому берегу на расстояние нескольких дней пути от своих временных поселений. Те из оленных чукчей, которые селятся около оседлых, питаются все лето только мясом морских животных, сберегая тем самым свои стада. Чукчи запасают на зиму мясо и жир (ворвань) морских животных, а также их кожи, китовый ус и другое, в чем у них оказывается потребность. Хотя оленные чукчи и дают оседлым за полученные от них припасы мясо оленей, которых они специально для них закалывают, однако это, собственно, не является обменом, а скорее некоторого рода компенсацией по их усмотрению.

По языку оседлые чукчи также отличаются от оленных. Язык последних близок к корякскому и лишь незначительно отличается от него. Оседлые же чукчи хотя и понимают корякский язык, но имеют свой собственный, разделяющийся на четыре наречия и совершенно отличный от корякского.

Что касается бога, то они верят, что в небе живет божество, которое раньше находилось на земле, последнему они приносят жертвы ради того, чтобы оно удерживало земных дьяволов от причинения людям вреда. Но они, кроме того, приносят жертвы с той же целью и самим дьяволам. Однако их религиозные понятия очень несвязные. Можно скорее впасть в заблуждение, расспрашивая об этом чукчей, чем наблюдая собственными глазами за их жизнью. Однако можно утверждать, что они больше боятся дьяволов, чем доверяют какому-нибудь высшему существу.

Что касается жертвоприношений, то оленные чукчи приносят в жертву оленей, а оседлые — собак. При закалывании они берут в пригоршню кровь из раны и бросают по направлению к солнцу. Часто встречал я таких жертвенных собак на берегу моря, лежащих головой к воде, со шкурой, оставленной только на голове и ногах. Это дар оседлых чукчей морю ради его умиротворения и получения счастливого плавания.

Их шаманы шаманят к ночи, сидя в своих оленьих юртах в темноте и без особой одежды. Эти действия надо рассматривать как зимнее времяпрепровождение в часы досуга, которому, между прочим, предаются и некоторые женщины. Однако не все умеют шаманить, а только некоторые из оленных чукчей и несколько больше из оседлых. В этом искусстве они отличаются тем, что умеют во время своих действий отвечать или заставлять отвечать других измененным или чужим глухим голосом, чем они обманывают присутствующих, изображая, как будто дьяволы собственными устами отвечали на их вопросы. При болезнях или других обстоятельствах, когда к ним обращаются, шаманы могут так направлять воображаемые предсказания духов, что последние всегда требуют в жертву одного из лучших оленей стада, который и становится их собственностью с кожей и мясом. Голову же такого оленя выставляют напоказ. Бывает, что некоторые из шаманов набегаются по кругу в трансе, ударяя в бубен, а затем, чтобы показать свое умение, надрезают себе язык или дают колоть себя в тело, не щадя своей крови. У оседлых чукчей я встречался с фактом, по их словам не столь редким, что мужчина-шаман, полностью переодевшись в женскую одежду, жил с мужчиной в качестве доброй хозяйки.

Их жилища называются ярангами. Когда чукчи летом и зимой остаются дольше на одном месте, то яранги имеют больший объем и соответствую числу пологов, вмещающихся в них, что зависит от количества родственников, живущих вместе. Во время перекочевок чукчи разделяют ярангу на несколько более мелких частей, чтобы легче было ее установить. Для своих теплых пологов чукчи используют шесть или восемь, а зажиточные до 15 оленьих шкур. Пологи представляют собой неровный четырехугольник. Для входа приподнимают переднюю часть и вползают в полог. Внутри можно стоять на коленях или согнувшись, почему в нем только сидят или лежат. Нельзя отрицать, что даже в простых пологах при самом большом холоде можно сидеть голыми, согреваясь от тепла лампы и от испарений людей.

В противоположность ярангам оленных чукчей яранги оседлых покрыты моржовыми кожами. Теплые пологи оседлых чукчей плохие, и в них всегда есть насекомые, так как чукчи не могут часто обновлять пологи, а иногда вынуждены пользоваться и уже брошенными.

Чукчи-мужчины носят короткие волосы. Они смачивают их мочой и режут ножом, как для того, чтобы освободиться от вшей, так и для того, чтобы волосы не мешали при борьбе.

Что касается одежды мужчин, то она плотно прилегает к телу и теплая. Чукчи обновляют ее большей частью к зиме. Чукчи носят обычно штаны из тюленьих шкур, реже из обработанной оленьей кожи, с исподними штанами, большей частью из шкур молодых оленей. Носят они также штаны, сшитые из кусков кожи с волчьих лап, на которых даже остались когти. Чукотские короткие чулки сделаны из тюленьих шкур и чукчи носят их шерстью внутрь, пока не холодно. Зимой же они носят чулки из длинношерстного камуса. Летом носят короткие сапоги из тюленьих шкур волосами внутрь, а против сырости — из оленьих шкур. Зимой носят большей частью короткие сапоги из камусов. В качестве стелек в сапогах чукчи используют сухую мягкую траву, а также стружку от китового уса; без таких стелек сапоги никакого тепла не дают. Чукчи носят две меховые кухлянки, нижняя остается у них на всю зиму. Голову чукчи часто оставляют непокрытой все лето, осенью и весной, если только позволяет погода. Если же они хотят прикрыть голову, то носят повязку, спускающуюся на лоб с оторочкой из волчьего меха. Также защищают чукчи голову малахаями. поверх малахая надевают, особенно зимой, капюшон, который закругленно лежит поверх плеч. Носят их, однако, более молодые и зажиточные мужчины, чтобы придать себе более красивый вид. Еще носят некоторые чукчи на голове вместо малахаев содранную с головы волка шкуру с мордой, ушами и глазницами.

При дождливой погоде и сыром тумане, который бывает у них большую часть лета, чукчи одевают поверх своей одежды дождевики с капюшонами. Эти дождевики представляют собой сшитые поперек четырехугольные кусочки тонкой кожи от кишок китов и имеют вид мешка в складку. Зимой свою одежду чукчи вынуждены выколачивать каждый вечер колотушкой, вырезанной из рогов, перед входом в юрту, чтобы очистить ее от снега. Колотушку они возят с собой в нартах. В своей облегающей и хорошо закрывающей все части тела одежде чукчи не боятся никакого холода, хотя из-за жесточайших у них морозов, особенно с ветром, они отмораживают себе лицо.

Занятия мужчин у оленных чукчей весьма ограниченны: наблюдать за своим стадом, охранять животных ночью и днем, гнать во время перекочевок стадо за поездом, отделять упряжных оленей, вылавливать последних из круга, запрягать оленей, загонять оленей в корали, курить табак, разводить слабый огонь, выбирать удобное место для перекочевок.

Однолетних оленей, которых чукчи предназначают для упряжки, они кастрируют различными довольно примитивными способами. При забое сосунков осенью у самок еще три-четыре дня имеется немного молока. Молоко чукчи принесли нам в завязанной кишке. Доят они самок высасыванием, так как другого способа доения не знают, а это способ снижает вкус молока.

Также приучают чукчи своих ездовых оленей к моче, как и коряки. Напиток этот олени очень любят, дают себя им приманить и этим приучаются узнавать своего хозяина по голосу. Говорят, если умеренно поить оленей мочой, то они становятся выносливее при перекочевках и меньше устают, почему чукчи возят с собой большой таз из кожи, чтобы в него мочиться. Летом оленей мочой не поят, так как у них нет к ней охоты. Зимой же олени так сильно хотят пить мочу, что их надо удерживать от ее употребления в большом количестве в то время, когда женщины выливают или выставляют сосуды с мочой рано утром из своих яранг. Двух чрезмерно напившихся мочой оленей я видел в таком опьянении, что один из них был похож на дохлого,.. а второго, который сильно вздулся и не мог стоять на ногах, чукчи потащили сначала к огню, чтобы дым разжал ему ноздри, потом привязали его ремнями, зарыли до головы в снег, царапали ему нос до крови, но так как все это нисколько не помогло, то они его закололи.

У чукчей стада оленей не так многочисленны, как у коряков. Коряки также умеют лучше охотиться на диких оленей и лосей. Что касается стрел и лука, то они у чукчей всегда при себе, но ловкостью попадания они не обладают, так как почти никогда не упражняются в этом, а довольствуются тем, как выйдет.

Занятия оседлых чукчей составляют главным образом охота на морских животных. В конце сентября отправляются чукчи на охоту на моржей. Они убивают их так много, что даже белые медведи не в состоянии за зиму их всех пожрать. На моржей чукчи идут вместе по несколько человек, бегут на них с криком, бросают при помощи бросалки гарпун, в то время как другие тянут за прикрепленный к гарпуну ремень длиною в пять саженей. Если подраненному животному удается уйти под воду, чукчи настигают его и добивают в грудь железными копьями. Если чукчи закалывают животное на воде или если раненое животное бросается в воду и там околевает, то они берут только его мясо, а скелет остается большей частью с клыками и погружается вводу. Между тем можно было бы вытащить скелет с клыками и обменять на табак, если бы чукчи не жалели на это труда.

На медведей охотятся они с копьями и утверждают, что белых медведей, за которыми охотятся на воде, легче забить, чем бурых, которые значительно поворотливее. Об их военных походах. Набеги свои чукчи направляют главным образом против коряков, вражду с которыми еще не могут забыть, а в прежние времена выступали против юкагиров, которые с их помощью почти уничтожены. Цель их — грабеж оленей. Нападения на яранги противника начинают всегда на рассвете. Одни бросаются арканами на яранги и стараются их разрушить, выдергивая стойки, другие в это время колют копьями полог яранги, а третьи, подъехав быстро на своих легких нартах к стаду, делят его на части и угоняют. Ради той же цели, то есть грабежа, переезжают оседлые чукчи на своих байдарах в Америку, нападают на стойбища, убивают мужчин и забирают женщин и детей в качестве пленных; в результате нападения на американцев получают они частично и меха, которые они обменивают у русских. Благодаря продаже американских женщин оленным чукчам и прочим торговым сделкам оседлые чукчи превращаются в оленных и могут иногда кочевать вместе с оленными, хотя со стороны последних никогда не пользуются уважением.

Встречаются также у чукчей коряки и единичные юкагиры в качестве работников. Чукчи женят их на своих бедных женщинах; а оседлые также берут зачастую в жены пленных американок.

Волосы женщины заплетают по бокам в две косы, которые они большей частью связывают концами сзади. Что касается их татуировки, то татуируют женщины железными, частью трехгранными иглами. Удлиненные куски железа прокалывают над лампой и придают форму иглы, опуская острие в вываренный и смешанный с жиром мох от ламп, затем в протертый с мочой графит. Графит, которым чукчи натирают нитки из жил при татуировке, они находят в изобилии кускам и на реке поблизости от их стойбища Пуухта. Татуируют иглой с выкрашенной нитью, в результате чего чернота остается под кожей. Несколько опухшее место намазывают жиром.

Еще до десяти лет татуируют они девочек сначала в две линии — вдоль лба и по носу, затем следует татуировка на подбородке, затем — на щеках, а когда девочки выходят замуж (или около 17 лет), татуируют снаружи предплечья до шеи различными линейными фигурами. Реже обозначают татуировку у женщин на лопатках или на лобке.

Женская одежда облегает тело, опускается ниже колен, где и завязывается, образуя как бы штаны. Надевают ее через голову. Рукава у нее не сужаются, а остаются свободными. Они, как и вырез, оторочены собачьим мехом. Эту одежду носят двойной поверх упомянутой одежды носят чукчи широкую меховую рубаху с капюшоном, доходящую до колен. Надевают ее в праздники, при поездке в гости, а также во время перекочевок. Они надевают ее шерстью внутрь, а более зажиточные носят еще и вторую — шерстью наружу.

Занятия женщин: забота о съестных припасах, обработка шкур, шитье одежды.

Их пища — от оленей, которых они закалывают поздней осенью, пока эти животные еще жирны. Чукчи сохраняют мясо оленей кусками про запас. Пока живут на одном месте, коптят мясо над дымом в своих ярангах, употребляют мясо и мороженым, разбивая его на маленькие кусочки на камне каменным же молотком. Костный мозг свежий и замороженный, жир и язык считают они самыми вкусными. Также используют чукчи содержимое желудка оленя и его кровь. Из растительности чукчи используют ивы, которых здесь имеется два вида. У ив того и другого вида сдирают они кору корней, реже кору стволов. Они едят кору с кровью, китовым жиром и мясом диких животных. Вареные ивовые листья сохраняют в тюленьих мешках и едят зимой с салом. Для выкапывания разных корней пользуются женщины мотыгой из моржового клыка или куском оленьих рогов. Также собирают чукчи морскую капусту, которую едят с кислым салом, кровью и содержимым желудка оленей в вареном виде.

Брак у чукчей. Если сватающийся получил согласие родителей, то он спит с дочкой в том же самом пологе; если ему удается завладеть ею, то тем самым брак заключен. Если же у девушки нет расположения к нему, то она приглашает к себе на эту ночь нескольких своих подружек, которые борются с гостем женским оружием — руками и ногами.

Корячка иногда заставляет своего ухажера страдать продолжительное время. Жених в течение нескольких лет напрасно старается достигнуть своей цели, хотя и остается в яранге, таскает дрова, сторожит стадо и не отказывается ни от какой работы, причем другие, чтобы испытать жениха, дразнят его, даже бьют, что он терпеливо переносит, пока момент женской слабости не вознаграждает его.

Иногда чукчи допускают половые отношения между детьми, которые растут у родителей или родственников для дальнейшего вступления в брак.

Чукчи как будто не берут себе больше четырех жен, чаще по две или три, а менее зажиточные удовлетворяются одной. Если умирает жена, то муж берет ее сестру. Младшие братья женятся на вдовах старших, но брать старшему вдову младшего — противоречит их обычаям. Бесплодную жену чукчи вскоре выгоняют без всяких претензий со стороны ее родственников, и часто встречаешь молодых еще женщин, которые таким образом доставались уже четвертому мужу.

При родах чукотские женщины никакой помощи не имеют, и, говорят, нередко при этом умирают. Во время менструации считают женщин нечистыми; мужчины воздерживаются от общения с ними, считая, что от этого получаются боли в спине.

Обмен женами. Если мужья сговорятся таким образом скрепить свою дружбу, то спрашивают согласия жен, которые не отказывают им в их просьбе. Когда обе стороны таким образом договорились, спят мужчины, не спрашиваясь, вперемешку с чужими женами, если они близко живут друг от друга, или когда приходят друг к другу в гости. Обмениваются своими женами чукчи большею частью с одним или двумя, однако случаются примеры, когда они получают подобное родство одновременно с десятью, так как их жены, по-видимому, не считают такой обмен нежелательным. Зато женщины, особенно у оленных чукчей, реже оказываются склонными к измене. Они обычно не терпят чужих шуток на этот счет, принимают все всерьез и плюют в лицо или дают волю рукам.

Коряки не знают такого обмена женами; они ревнивы и измену мужу наказывали когда-то смертью, теперь — только изгнанием.

Дети чукчей при таком обычае повинуются чужим отцам. Что же касается взаимного питья мочи при обмене женами, то это вымысел, поводом к которому могло послужить мытье лица и рук мочой. Во время скудных осенних перекочевок такой гость часто приходил к нашей хозяйке, причем муж ее тогда отправлялся к жене последнего или спал в другом пологе. Оба они мало церемонились, и если хотели удовлетворить свои страсти, то выпроваживали нас из полога.

Оседлые чукчи также меняются между собой женами, но оленные не меняются женами с оседлыми, также оленные не женятся на дочерях оседлых, считая их недостойными себя. Жены оленных никогда не согласились бы на обмен с оседлыми. Однако это не препятствует тому, чтобы оленные чукчи спали с женами оседлых, на что их собственные жены не смотрят косо, но оленные чукчи не разрешают оседлым делать то же самое. Еще предоставляют оседлые чукчи своих жен чужеземцам, но это не доказательство их дружбы к ним и не из желания получить от чужеземцев потомство. Это делается из корысти: муж получает пачку табаку, жена нитку бус на шею, несколько ниток бисера на руку, а если хотят роскошествовать, то еще и серьги, и тогда сделка заключена.

Если мужчины-чукчи чувствуют приближение смерти, они чаще велят себя заколоть — обязанность друга; как братья, так и сыновья не огорчаются его смертью, скорее радуются, что он нашел в себе достаточно мужества не ожидать женской смерти, как они выражаются, а сумел уйти от мучений дьяволов.

Труп чукчи одевают в одежду из белого или пятнистого меха оленей. 24 часа труп остается в яранге, и, прежде чем его оттуда вынесут, пробуют несколько раз голову, поднимая ее, пока не находят ее легкой; а пока голова тяжелая, им кажется, что покойник забыл что-то на земле и не желает покидать ее, почему ставят перед покойником кое-что из еды, иголки и тому подобное. Труп они выносят не через дверь, а рядом с ней, поднимая край яранги. При выносе покойника один идет и выливает на дорогу оставшийся жир из лампы, которая горела 24 часа у трупа, а также краску из коры ольхи.

Для сжигания труп отвозят за несколько верст от яранги на возвышенность, перед сжиганием вскрывают его таким образом, что выпадают внутренности. Это делают, чтобы облегчить сжигание.

В память о покойнике обкладывают место, где сожгли труп, в форме овала камнями, что должно напомнить фигуру человека, в изголовье и к ногам кладут по более крупному камню, из которых верхний лежит на юг и должен изображать голову. Оленей, на которых отвозили покойника, тут же на месте закалывают, поедают их мясо, обмазывают головной камень снизу костным мозгом или жиром и оставляют рога в той же куче. Каждый год чукчи вспоминают своих покойников; если чукчи стоят в это время поблизости, то они на этом месте закалывают оленей, а если далеко — едут ежегодно на это место от пяти до десяти нарт родственников и знакомых, добывают огонь, бросают в огонь костный мозг, причем говорят: «Ешьте это», угощаются сами, курят табак и кладут на кучу очищенные рога.

Чукчи скорбят о своих умерших детях. В нашей яранге незадолго до нашего приезда умерла девочка; мать оплакивала ее каждое утро перед ярангой, причем пение сменял вой.

Чтобы еще кое-что добавить об этих туземцах, скажем, что чукчи чаще среднего роста, но не так редко встречаются чукчи, рост которых достигает шести футов; они стройные, сильные, выносливые и доживают до глубокой старости. Оседлые в этом отношении мало уступают оленным. Суровый климат, жестокие морозы, которым они постоянно подвергаются, их частью сырая, частью слегка подваренная пища, которая у них почти всегда в изобилии, и физические упражнения, от которых они не уклоняются почти ни на один вечер, пока позволяет погода, их немногочисленные занятия дают им преимущество силы, здоровья и выносливости. Среди них не встретишь жирного брюха, как у якутов.

Эти мужчины храбры, когда им противостоит масса, меньше боятся смерти, чем трусости. В общем, чукчи свободны, занимаются обменом, не думая о вежливости; если им что-либо не нравится или предлагаемое в обмен кажется слишком незначительным, то они с легкостью плюют на это. В воровстве они достигли большой ловкости, особенно оседлые. Быть вынужденным жить среди них — это настоящая школа терпения.

Чукчи кажутся любезными и услужливыми и требуют взамен все, что видят и хотят; они не знают того, что называется свинством; они отправляют свою нужду в своих пологах, и что самое неприятное при этом — они принуждают и чужеземцев, часто даже с толчком, сливать мочу в чашку; они давят вшей зубами наперегонки со своими женами — мужчины из штанов, а женщины из волос.

Еще немного о чукотских красавицах. Женщины оленных чукчей целомудренны по привычке; женщины оседлых представляют им в этом полную противоположность, однако природа снабдила последних более красивыми чертами. И те, и другие не очень стыдливы, хотя и не понимают этого. В заключение еще добавление о коряках. Эти туземцы неприглядны, малы и даже на лицах их отображены их тайные козни; всякий дар забывают они тотчас по получении — оскорбляют смертью, подобно чукчам, и вообще это кажется более свойственным Азии. Надо всегда сообразовываться с их настроением, чтобы не сделать их врагами; приказами и жестокостью от них ничего не получишь; если они иногда наказываются побоями, то от них не услышишь ни криков, ни просьб. Оленные коряки считают удар хуже смерти; лишить себя жизни для них все равно что пойти спать. Эти туземцы трусливы; они не только оставляли на произвол судьбы казаков местных острогов, попавших в беду, когда последние не раз вынуждены были выступать из-за коряков против чукчей, но даже и в тех случаях, когда казаки должны были с ними спасаться бегством, коряки отрубили им пальцы, чтобы казаки не могли держаться за нарты. Как сообщают письменные свидетельства, в общем коряки убили гораздо больше казаков спящими, чем чукчи днем своими стрелами и копьями.

Однако не является ли причиной их поведения то, что казаки этих отдаленных областей рассматривают их больше как созданных для них рабов, чем как подданных, стоящих под скипетром величайшей монархии, и соответствующим образом обращаются с ними. Вдумчивые начальники должны были бы препятствовать этому, если бы они не думали легче удовлетворять свои собственные интересы.

Их женщины, по-видимому, никогда не причесывают волос. Загрязненность одежды должна как будто служить гарантией их целомудрия для ревнивых мужей, хотя их лицо, которое редко может претендовать хотя бы на тень прелести, никогда не улыбается при взгляде на чужеземца"

 


Обратная связь