Выборы и референдумы     |      Информационное обеспечение   

Наши координаты:
© Избирательная комиссия Чукотского автономного округа, 689000, Чукотский автономный округ г. Анадырь, ул. Тевлянто, д.8, 
тел.(8-42722) 2-21-21, 2-23-93, факс 2-81-24  e-mail: chukizbircom@chukotnet.ru

 

 

Главная страница
Выборы 2017
   О Чукотке
  - Анадырский район
  ** Угольные Копи
  ** Канчалан
  ** Краснено
  - Марково
  ** Усть Белая
  ** Снежное
  ** Ламутское
  ** Чуванское
  ** Ваеги
  ** Беринговский
  ** Хатырка
  ** Мейныпильгино
  ** Алькатваам
  * город Анадырь
  * Билибинский район
  * Городской округ Эгвекинот
  * Провиденский городской округ
  * Городской округ Певек
  * Чукотский район
Избирательные комиссии
Образование избирательных округов
Выборы и референдумы
Архив выборов и референдумов
Численность избирателей
Документы избирательной комиссии
Законодательство о выборах и референдумах
Информационное обеспечение
Новости
Повышение правовой культуры
Раздел для молодежи
Политические партии
Работа с обращениями граждан
Судебная практика
Контрольно-ревизионная служба
Соглашения Избирательной комиссии Чукотского автономного округа
Антикоррупционная деятельность
Использование при голосовании на выборах, референдумах комплексов обработки избирательных бюллетеней и средств видеонаблюдения и трансляции изображения
Обучение
Карта сайта

МАРКОВО

 

 selected

 

Село Марково расположено в живописных лесных местах, на берегу одноименной протоки, вблизи среднего течения реки Анадырь. В истории Чукотки Марково занимает особое положение, так как на протяжении нескольких десятилетий этому селу принадлежала ключевая роль в жизни огромного края. По природным условиям места здесь благодатные, климат резко континентальный. В этом отношении местность, где возникло село, является своеобразным оазисом среди окружающей его зоны вечной мерзлоты. Место для основания села выбрано исключительно удачно и с географической точки зрения. Оно расположено в центре громадного региона расселения оленеводов. В Маркове была точка пересечения торговых путей на Камчатку, в Гижигу, а также на запад, к Анюйской ярмарке. Не удивительно, что в самом селе также возникла крупная ярмарка, на которую поступали товары не только с юга и запада — Гижиги и Анюйска, но и с дальнего северо-востока — Уэлена, и даже с Аляски. По оценке доктора филологических наук Николая Бахтина и других ученых, «единство территории поддерживалось прежде всего торговлей — ежегодными ярмарками». Таким образом, ярмарки были не только единственным центром обмена продукции оленеводов на необходимую им российскую и американскую   промышленную   продукцию, чай, табак и другие товары, но и главным местом проведения важного общественного праздника, где нередко возникали и брачные союзы. Да и административное управление значительной части Чукотки, до образования Анадырской округи, шло через Марково из Гижиги как через крайний населенный пункт на северо-востоке, где еще ощущалось административное влияние российских властей.

Ученый-самоучка чуванец А.Е. Дьячков еще более ста лет назад в книге «Анадырской край», изданной в 1893 году во Владивостоке, писал: «Главное анадырское селение — Марково — расположено на правом берегу Анадыря! Начало своего существования оно считает с сороковых годов настоящего столетия, название свое получило от первого обитателя, какого-то Маркова». Однако многие нынешние марковчане с начала 1970-х годов без достаточных оснований считают себя потомками казаков-землепроходцев Семёна Дежнёва, а историю самого села увязывают то с острогом Анадырск, то с возникшим уже многие годы спустя после ликвидации острога поселением Крепость. И даже медная чеканка на стеле, установленной у въезда в Марково, гласит, что село основано в 1649 году — но эта дата основания Дежнёвым Анадырского зимовья, а не села Марково.

Гордятся в Маркове, и по праву, своим земляком, ученым-самоучкой А.Е. Дьячковым, который располагал точными сведениями об истории села. Во второй половине XIX века учитель А.Е. Дьячков многие годы вел записи в церковной книге местной церкви, и ему было достоверно известно, когда в Маркове появились первые поселенцы и их имена.

Писал Афанасий Ермилович Дьячков и об этнической принадлежности земляков. Позднее с его точкой зрения соглашались крупнейшие историки и этнографы-североведы, доктора наук И.С. Вдовий, И.С. Гурвич, другие авторитетные ученые. Вдовин, например, в 1959 году отмечал, что «нет никаких оснований  говорить о, том, что Анадырский острог находился на месте современного села Марково или на месте поселения Крепость».

Марково было основано в 1840-х годах, когда в этих местах уже не строилось никаких укреплений. Что касается места, носящего название Крепость и находящегося в нескольких десятках километров ниже по Анадырю, то оно также не имеет никакого отношения к острогу. Дело в том, что поселение Крепость было основано лишь в конце XVIII века уже после того, как был ликвидирован Анадырский острог, и представляло собой базу для проживания русских промышленников  Наличие преданного православной вере и грамотного помощника побудило отца Митрофана по просьбе марковчан ходатайствовать перед Камчатским епархиальным начальством об открытии школы при марковской церкви. В январе 1883 года разрешение было получено.

Переход на учительскую работу в жизни Афанасия Дьячкова стал важным поворотным событием. Закончилась спокойная жизнь служителя церкви, и наступила пора, полная забот и лишений. Камчатское епархиальное управление ограничилось лишь разрешением на открытие школы, но денег на содержание не давало. Единственно, что доставалось марковской школе в виде материальной поддержки, так это ежегодные пожертвования по 100 рублей от Благовещенского миссионерского комитета. Тем не менее занятия в школе велись постоянно. Дьячков использовал собственные методики обучения, ввел в школе трудовое воспитание.

Педагогическая деятельность Афанасия Дьячкова заслужила благодарность местного населения и официальных представителей власти.

Афанасий Дьячков оказался не только творчески работавшим учителем, отдавшим делу обучения детей своих сородичей чет верть века, но и весьма талантливым исследователем. По поручению Л.Ф. Гриневецкого он написал интереснейшую в научном отношении книгу «Общий очерк Анадырской округи», подготовленную к печати Обществом изучения Амурского края и отпечатанную в 1893 году во Владивостоке.

Книга Дьячкова содержит в себе важные и многочисленные сведения об Анадырском крае, в том числе географическое описание, разделы о животных, населении, промыслах, торговле. Большое внимание уделено автором быту северян, условям и содержанию трудовой деятельности, этнографии и культуре.

Участвуя в поездках по стойбищам с первым начальником Анадырской округи Л.Ф. Гриневецким и выполняя обязанности писаря и переводчика, Афанасий Дьячков весьма добросовестно излагал перед окружным руководством нужды и чаяния сородичей. Таким образом он стремился облегчить их судьбу. Первый учитель и ученый — чуванец умер в 1907 году. ков и служило Торговым пунктом. В этническом отношении у марковчан прослеживаются многие корни как по местам происхождения, так и по национальной принадлежности предков. Здесь, как в фокусе, пересеклись судьбы выходцев из Гижиги и Колымских острогов. Их этническую принадлежность проследили, свели в таблицы и опубликовали в своих книгах еще в 1890-х годах учитель А.Е. Дьячков и начальник Анадырской округи Н.Л. Гондатти. Согласно этим данным, в ту пору в число постоянных жителей Маркова входили чуванцы и юкагиры, ламуты (эвены) из Колымского края и Гижиги, чукчи, мещане и крестьяне из Гижиги. Но даже более четверти века спустя после возникновения села не была окончательно ликвидирована его двойная административная подчиненность, не решена и проблема управления близлежащими территориями. Побывавший здесь в конце 1860-х годов во главе Чукотской экспедиции колымский исправник барон Гергард Мейдель писал: «Местечко Марково, расположенное на правом берегу Анадыря, принадлежит, правда, к Гижигинскому округу, хотя жители его, переселившиеся туда из Якутской области, и поныне платят свои подати в Среднеколымск; левый же берег реки и местными жителями считается бесспорно принадлежащим к Среднеко-лымскому округу». Такое географическое размежевание было изменено лишь после образования Анадырской округи, а само село называлось вероятным кандидатом для ее административного центра.

Ученые на основе документов полагают, что выходцы из Нижнеколымска, которые вернулись в Марково, были, видимо, потомками переселившихся во второй половине XVIII века на Колыму семей чуванского и ходынского родов из острога Анадырск. Река Анадырь, на берегу которой консолидировалось население Марково, привлекала промысловыми угодьями и обильными уловами рыбы, более богатыми, чем в нищей полувоенной Гижиге и на Колыме, где рыбные запасы во многом были исчерпаны в предыдущие века. Не случайно в предшествующие десятилетия относительно недалеко от мест, где со временем образовалось село Марково, было основано торговое поселение Крепость, а потом несколько дальше добывала пушнину промысловая артель.

В селе в то время, о котором пишут Дьячков и Гондатти, было 94 двора и 36 хозяйств, церковь, школа, два общественных амбара для склада запасов сухого корма. Население состояло из 140 мужчин и 164 женщин. Почти все жители, кроме нескольких служащих и некоторых торговцев, были по происхождению обрусевшими инородцами, гижигинскими мещанами и крестьянами.

К тому времени, когда Афанасий Ермилович Дьячков писал свою знаменитую книгу, чуванцы, живущие не только в Маркове, под давлением более мощного русского этноса уже утратили свой язык, и он вышел из употребления. Но не все здесь так просто. Известен, например, опубликованный примерно в то же время, когда родился А.Е. Дьячков, словарь чуванского языка, содержавший более двухсот основных базисных слов. Было и обратное влияние чуванского языка на русский. Это привело к появлению и формированию оригинального марковского говора, не имеющего аналогов среди архаичных наречий других многочисленные жители небольших стойбищ, рассеянных в окрестной тундре. По традиции нового старосту избирали на сходе. Атрибутом власти у старосты был кортик, а у старшины — общественная печать. Кортик не был наградным оружием, а переходил от одного старосты к другому так же, как печать от старшины к старшине. В обязанности старшины входил надзор за сбором ясака и порядком. При неспособности управлять обществом или злоупотреблениях староста и старшина по представлению одного или другого устранялись от власти на сходе.

Нынешние жители села давно уже называют себя марковцами, и они даже поднимали вопрос о выделении их в самостоятельную локальную этническую группу. Это предложение поддерживали даже некоторые этнографы.

За годы существования села Марково неоднократно менялся его административный и юридический статус. Дольше всего — до 1930-х годов — в Маркове действовала традиционная ярмарка. Сюда вели торговые пути из Гижиги, Камчатки, селений восточного побережья вплоть до Уэлена. На смену постепенно угасавшим связям с Анюйской ярмаркой с начала 1890-х годов пришел поток товаров из Ново-Мариинска.

Три четверти века Марково было центром христианизации огромного края вплоть до северных селений Камчатстарожильческих русских поселений северо-востока России. В лексику марковчан вошли многие слова тех этнических групп, что поселились здесь. Появились и свои диалектные формы. Для него характерно мягкое сладкозвучие, «глотание» в определенной закономерности окончаний многих слов. Создается впечатление, что произношение русского языка формировалось, как в матрице, в фонетических особенностях утраченного чуванского языка.

До революции различные этнические группы, или общества, управлялись общественными старостами и старшинами, а чукчи — тоёнами. В состав общества входили не только марковчане, но и ненки. Эту миссию выполняли священники марковской церкви Анадырского прихода.

До основания в 1889 году Ново-Мариинска, центра Анадырской округи, ее будущая восточная часть управлялась через Марково администрацией из Гижиги. После этого еще четверть века администрация округи, а в первые годы и одноименного уезда, восемь месяцев в году находилась в Маркове, а на лето сплавлялась по реке Анадырь в Ново-Мариинск.

В начале 1920 года в селе посланцами Анадырского уездного ревкома был создан марковский совет. А летом вооруженный отряд марковчан восстановил советскую власть в Анадыре, которая была здесь утрачена в результате контрпереворота 31 января 1920 года.

В 1923 году на недолгое время была создана Марковская волость во главе с волревкомом. В 1930 году постановлением ВЦИК об образовании Чукотского национального округа в его составе был создан Марковский район. Одно время здесь издавалась даже районная газета.

После объединения в 1960 году Марковского района с Анадырским Марково утратило статус административного центра.

Официально Марково долгое время было селом. Потом последовательно получило статус поселка, рабочего поселка городского типа и в 1990-х годах снова стало селом. Основой хозяйственного уклада в XIX веке были сезонные поколки диких оленей на плавях во время их весенних и осенних миграций с юга на север и с севера на юг, вылов рыбы, подрядный извоз товаров для торговцев на знаменитую в ту пору Марковскую ярмарку, а также кустарные промыслы.

Привлекательность села стала возрастать после того, как в 1862 году здесь была построена первая церковь Анадырского прихода. Это послужило толчком для переезда в Марково духовного причта из Крепости, где он находился с 1844 года при тамошней часовне для обращения местных жителей в христианство. Во второй половине 1860-х годов крест церкви послужил ориентиром для астрономического определения положения села по географической долготе и широте участником экспедиции Гергарда Майделя Карлом Нейманом. Это было первое определение по двум координатам для карты тогдашнего Генерального штаба, сделанное в центре громадного края.

В Маркове, как в фокусе, постоянно пересекались пути и научные интересы многих ученых и исследователей края начиная со второй половины 1860-х годов. Первым можно назвать представителя Американской телеграфной компании Джорджа Кеннана. Его интереснейшая книга «Степная жизнь Сибири (странствия между коряками и другими племенами Камчатки и Северной Америки)» о Камчатке и Чукотке, где есть немало страниц и о Маркове, уже в XIX веке выдержала несколько изданий. Потом, в советское время, его племянник стал послом США в СССР. После Дж. Кеннана Марково посетил и останавливался там колымский исправник Гергард Майдель. К его книге «Путешествие по Северо-Восточной                части

Якутской области в 1868-1870 годах», где также немало страниц посвящено Маркову, проявила большой интерес Академия наук России. Потом в конце XIX — начале XX века здесь жили и вели научные исследования Л. Гриневецкий, А. Олсуфьев, Н. Гондатти, Н. Сокольников, В. Богораз, П. Полевой и другие.

«Общий очерк Анадырской округи...», где на многих страницах описано Марково, ее автор А. Олсуфьев, например, подарил Л. Толстому — их семьи дружили, и Лев Николаевич при поездках из Ясной Поляны в Москву всегда останавливался в подмосковном имении Олсуфьевых Никольское. Книга хранилась потом в личной библиотеке Льва Николаевича. А исследования врача штабс-капитана Н. Сокольникова легли в основу его интереснейшей книги по народной медицине «Болезни и рождение человека в селе Марково на Анадыре». Этнографические и другие коллекции, собранные Сокольниковым в Маркове и Анадырской округе, по численности и научной ценности уступают лишь коллекциям В. Богораза и В. Похельсона.

Одним из ценнейших фондов огромных коллекций Богораза являются записи мелодий марковчан на восковых валиках фонографа, что хранятся в Соединенных Штатах Америки. Кстати, это были одни из первых записей мелодий в России.

В советское время в Маркове работали видные ученые, доктора исторических наук И. Вдовин и И. Гурвич, доктор филологических наук Н. Бахтин и другие.

Церковь в Маркове сыграла выдающуюся роль не только для консолидации здесь населения окрестных территорий, но и в его образовании и просвещении. В мае 1883 года по ходатайству жителей села священником Митрофаном Шипицыным была освящена и открыта первая школа на Чукотке. Занятия в школе по поручению священника вел чуванец-самоучка Афанасий Ермилович Дьячков, а также сам Митрофан Шипицын.

Основатель школы самоучка А.Е. Дьячков был весьма одаренным от природы человеком. Яркое свидетельство тому — его книга «Общий Анадырский округ», не утратившая научного значения для этнографов и краеведов до сих пор. В XX веке были в школе приметные личности среди учителей и учеников, которые прославили ее. Преподавал географию в середине века, а потом был ее завучем В.Г. Коноваленко. После отъезда с Чукотки он защитил диссертацию, потом был избран заместителем председателя президиума Дальневосточного научного центра Академии наук СССР по науке во Владивостоке. Другой преподаватель школы — учитель истории, русского языка и литературы О.И. Корсовецкий после отъезда из Маркова опубликовал на украинском языке два сборника написанных здесь стихов. Они были отмечены одной из именных Государственных премий Украины. А в 20-томном академическом издании сочинений крупного украинского поэта академика М.Т. Рыльского опубликованы 30 писем О. Корсовецкому. Они были написаны Максимом Тадейовичем Оресту Ивановичу еще до его отъезда на Чукотку. Стал кандидатом филологических наук бывший ученик школы И.В. Поломошнов. Другой выпускник школы, Э.В. Гунченко, был известен как один из лучших краеведов края и собиратель интереснейшей коллекции предметов этнографии и цветных камней. Кстати, Эдуард Викторович вместе с другим краеведом, Юлием Корсовецким, братом Ореста Ивановича, создал в родном селе краеведческий музей. Еще несколько марковчан — сотрудников оленеводческой опытной станции на основе своих исследований, внедренных в ряде хозяйств Чукотки, написали и защитили диссертации на соискание ученых степеней.

Во время Великой Отечественной войны в Маркове была создана важная промежуточная военно-воздушная база. Ее грунтовая полоса, покрытая металлическими листами, была запасным аэродромом участка секретной трассы между эскимосским селением Уэлькаль и колымским поселком Сеймчан. По этой трассе перегоняли американские самолеты на советско-германский фронт. Их поставляли в СССР из США в соответствии с системой договоров ленд-лиза. Но кроме перегона самолетов, по трассе нередко летали и члены важных правительственных делегаций двух стран и останавливались здесь на отдых. Так, 20 апреля 1945 года в аэропорт села прибыл член Политбюро, первый заместитель председателя Государственного комитета обороны и председателя Совета народных комиссаров, нарком иностранных дел Молотов. Вячеслав Михайлович летел с полномочиями главы правительства на Международную конференцию в США. Он встретился с работниками аэропорта, отметил их вклад в работу авиатрассы АлСиб и сделал им прекрасный подарок — большие напольные часы оригинальной конструкции в деревянном корпусе. От имени В.М. Молотова часы на Чукотку доставил Герой Советского Союза генерал-майор авиации B.C. Молоков. В настоящее время эти часы находятся в аэропорту Анадыря, в штабе «Чукотавиа».

Марковчанам принадлежит выдающаяся роль в истории Чукотки в создании нового направления в развитии сельского хозяйства края — земледелия. Первые несколько небольших грядок здесь были вскопаны еще во второй половине XIX века. Инициатором создания небольших огородиков, первых не только в Маркове, но и на Чукотке, был священник Анадырского прихода Митрофан Шипицын. Его примеру последовало несколько зажиточных торговцев в селе. Первым овощем здесь была репа, дававшая неплохие урожаи. Ее вкус понравился. Тем более что основой питания марковчан были мясо и рыба, сдобренные различными корешками и тундровыми растениями. А хлеб, как отмечал посетивший Марково в начале 1890-х годов А. Олсуфьев, могли позволить себе «исключительно только самые богатые, то есть торговцы и духовенство, примерно около четверти фунта в день на человека». Это чуть более 100 граммов хлеба. Потом изредка высевали брюкву, свеклу, морковь, капусту и даже коноплю. С начала 1890-х годов стали высаживать по несколько фунтов картофеля. В 1895 году кто-то из крестьян-новоселов предложил вносить в почву навоз, и скудные ранее урожаи картофеля возросли.

Растениеводство развивалось в селе сначала в открытом грунте, а потом состав культур расширился за счет парников. Интересно и такое сравнение. По Приполярной переписи 1926-1927 годов в Маркове было всего 0,13 гектара огородов. В 1930-е годы под овощными культурами здесь уже были целые гектары. Правда, с началом войны их площадь значительно убавилась, так как часть огородов ушла под продленную взлетно-посадочную полосу аэродрома. А на оставшихся грядках вспашку проводили за неимением лошадей и техники запряженными в плуг... собачьими упряжками. Другого примера использования собак на полевых работах не найти. В последние полвека село стало одним из признанных центров развития сельскохозяйственной науки на всем северо-востоке страны. Широкое признание получили исследования, которые проводили ученые и специалисты переведенной сюда из Анадыря в 1962 году Магаданской областной оленеводческой станции. Выбор села для перевода областной научной станции был вполне оправдан: здесь совхоза «Марковский». Ученые и специалисты станции разрабатывали и испытывали на практике в совхозе организацию племенной работы в оленеводстве и оптимальной структуры стад, длительных перегонов на сотни километров нагульных стад оленей к местам забоя, вопросы строительства убойных пунктов с пропускной способностью от тысячи до полутора тысяч животных в сутки и так далее. Все это вместе взятое позволяло повысить продуктивность стад. Исследования работников станции были направлены также и на изучение обстановки с болезнями оленей, выбраковку слабых животных, борьбу с оводом. Большое значение имело и географическое положение совхоза. Его пастбищные угодья находятся в самом центре округа. Однако ученые и специалисты — A.M. Юдин, Б.П. Костенко, Н.П. Мезенев, М.Г. Соукуп и их коллеги — не ограничивались лишь рамками совхоза, а постоянно расширяли круг работ в других хозяйствах, что позволяло повышать их продуктивность.

...Старинное лесное село Марково, его неторопливые жители внесли весомый вклад в историю Чукотки. Сельчане, как и в былые годы, радеют за хорошие урожаи картошки, капусты, свеклы, моркови и других овощей, высокие удои молока, а с работой совхоза «Марковский» знакомились посетители одного из павильонов ВДНХ.

Кроме обычной школы, многие дети марковчан посещают художественно-музыкальную школу. Жизнь продолжается.

 


Обратная связь